perfect shotgun
... Serkonos, vast and endless. The universe, contained.


Июльский день подходит к концу, воздух пропитан жарой - четыре часа дня, солнце светит желто и мягко, и все вокруг отзывается на эту мягкость: каменные стены домов, каменная мостовая, редкие деревья и такие же редкие прохожие, тишина, пустые улицы; пахнет нагретым камнем, пылью, морем и, совсем слабо, фруктами; кажется, что плывешь в этом тепле и свете, кажется, что плывешь в молоке, и даже не нужно шевелиться, чтобы двигаться куда пожелаешь.
Двое спускаются по узкой улочке к морю - один впереди, второй чуть позади; второй любуется первым, у второго короткие волосы и шрам через глаз, и еще - свободная серая рубашка, бывшая совсем недавно белой, и виноградники в груди, и фруктовая сладость на языке, и молодая дрожь по спине, и усталое наслаждение человека, ни разу за день не присевшего, наконец добравшегося до постели и никак не верящего в это,
а первого никак не разглядеть, как ни пытайся.

@темы: текстота, песни китов, любить!